АНАЛИЗ ЭКСПЕРТИЗЫ В ОТНОШЕНИИ Е.В. КИТАСОВА

​18.01.2016 в Кемеровской областной клинической психиатрической больнице была проведена амбулаторная психолого-психиатрическая экспертиза № Б-44/2016 в отношении Китасова Евгения Владимировича и согласно заключению кемеровских экспертов Китасов Е.В. был признан вменяемым.

На основании адвокатского запроса был проведён анализ психолого-психиатрической экспертизы  № Б-44/2016 и получено заключение специалистов. ​Анализ проводился под руководством профессора Пиголкина Юрия Ивановича, не нуждающегося в представлении в области судебной медицины и являющегося специалистом международного уровня в этой области.

Пиголкин Юрий Иванович

Член-корреспондент Российской Академии Наук, профессор, имеющий высшее медицинское образование, специальную  подготовку по судебной медицине, учёную степень доктора медицинских наук, высшую квалификационную категорию, сертификат специалиста и стаж работы по специальности с 1975 года.

Пиголкин Ю.И. известен своими работами во многих странах мира и является автором многочисленных учебных пособий и открытий в области судебной медицины. Подробнее здесь и здесь.

Анализ экспертизы № Б-44/2016 выявил многочисленные грубейшие нарушения закона и показал исключительно формальный характер проведения экспертизы в отношении Китасова Е.В.

Говоря простыми словами, для следователя Алексеева Д.А. была сделана "нужная бумажка". Это является основанием подозревать кемеровских экспертов в совершении должностного преступления, а также сделать вывод о преступном сговоре сотрудников, проводивших экспертизу, и следователя Следственного комитета Алексеева Д.А.

Почему же у адвоката появились сомнения в заключении кемеровских экспертов?

Дело в том, что от имени Китасова Е.В. была подана жалоба в Верховный суд и родственники Китасова Е.В. нашли ему адвоката в Москве для представления его интересов в Верховном суде. Но Китасов узнал об этом только во время заседания в режиме видео связи, соответственно об этом узнали в правоохранительных органах в Кемерово. 

На первом заседании адвокат попросил перенести рассмотрение на две неделе для более детального изучения материалов уголовного дела. Суд не возражал, но был задан вопрос и Китасову согласен ли он, и здесь произошёл первый казус - Китасов ответил что две недели это очень много и сказал что будет достаточно одной. Суд удовлетворил пожелания Китасова и перенёс заседание на одну неделю. Такое поведение Китасова вызвало, мягко говоря, недоумение у адвоката.

При ознакомлении с материалами уголовного дела адвокат обратил внимание на две экспертизы (!!!) из города Омска согласно которым Китасов Е.В. проходил принудительное лечение в психиатрической больнице и был признан невменяемым, при этом отсутствовали другие важные данные о состоянии Китасова Е.В., но его всё равно признали вменяемым. После этого стало понятно поведение Китасова во время первого заседания. Адвокат сделал запрос в Советский суд г. Омска и получил ответ.

После этого было подготовлено соответствующее ходатайство для Верховного суда. Но на втором заседание, произошло то, что только подтвердило предположения адвоката, Китасов Е.В. заявил, что отказывается от услуг адвоката.

Нам не известно какими способами сотрудникам правоохранительных органов г. Кемерово удалось добиться этого от Китасова, но это развеяло все сомнения в том, что у Китасова очень большие проблемы с головой.

На данный момент, можно со стопроцентной уверенностью утверждать - кемеровская экспертиза № Б-44/2016 в отношении Китасова Е.В. была сделана только в интересах следователя Алексеева Д.А. Судите сами.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА

ПЕРЕД СПЕЦИАЛИСТОМ ПОСТАВЛЕНЫ ВОПРОСЫ:

1. Насколько соответствует представленное экспертное заключение №Б-44/2016 от 18 января 2016 года требованиям законодательства и подзаконных актов, регламентирующих порядок выполнения и оформления результатов судебно-психиатрических (в том числе комплексных) экспертиз?

2. Соответствуют ли выводы, полученные экспертами при выполнении данного заключения, поставленным перед ними следствием вопросам?

3. Обоснованы ли выводы, полученные экспертами при выполнении представленного заключения?

4. Имеются ли у Китасова Е.В. из представленных документов, какие-либо психические расстройства? Каков их характер, течение и прогноз. Могут ли выявленные психические расстройства свидетельствовать о невменяемости Китасова Е.В. на момент инкриминируемых ему деяний?

НА ИССЛЕДОВАНИЕ ПРЕДСТАВЛЕНО:

1. Заключение комиссии экспертов ГКУЗ Кемеровской области Кемеровская областная клиническая психиатрическая больница № Б-44/2016 от 18 января 2016 года по амбулаторной комплексной психолого-психиатрической судебной экспертизе Китасова Евгения Владимировича, 1979 года рождения, копия, на 8-ми листах.

2. Заключение стационарной судебно-психиатрической экспертизы от 06 сентября 2000 года.

3. Заключение повторной стационарной судебно-психиатрической экспертизы от 02 октября 2001 года.

Исследование данных представленных материалов было проведено по общепринятой в судебной медицине методике с использованием методов: аналитический, клинический, структурный, логический, описательный, сравнительный, метод сопоставления данных представленных материалов между собой и с данными судебно-медицинской науки. Представленные материалы изучены, имевшиеся в них фактографические данные проанализированы, сгруппированы, сопоставлены, произведена их оценка с целью ответов на поставленные вопросы.

ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ЧАСТЬ

Целью настоящего исследования является анализ и оценка заключения комиссии экспертов № Б-44/2016 от 18 января 2016 года по амбулаторной комплексной психолого-психиатрической экспертизе Китасова Евгения Владимировича, 1979 года рождения, с точки зрения объективности, научной обоснованности и всесторонности экспертного заключения, а также соответствия полученных выводов вопросам, поставленным перед экспертами следствием, а также анализ результатов судебно-психиатрических экспертиз, проведенных в 2000 и 2001 годах.

Как следует из содержания исследовательской части заключения (стр. 2 заключения, строки 11-15 снизу), эксперты-авторы заключения, помимо «слов испытуемого» получали информацию «из материалов копии уголовного дела № 14610288 в двух томах (л.д. пронумерованы), медицинских документов (копии медицинской карты стационарного больного №6629, акты СПЭ из Омской областной клинической психиатрической больницы, заключение комиссии экспертов № Б-1110/2005)…» (стр.2 заключения №Б-44/2016, строки 20-24 сверху).

Обращает на себя внимание небрежность, с которой изложены в заключении №Б-44/2016 материалы, представленные экспертам для проведения исследования.

Действующая «Инструкция по заполнению отраслевой учетной формы № 100/у «Заключение судебно-психиатрического эксперта (комиссии экспертов)», утвержденная Приказом Минздрава России № 401 от 12 августа 2003 года (далее в тексте просто «Инструкция…», - прим. специалиста) в разделе 1. Вводная часть, пункте 1.13. требует от экспертов, чтобы именно во вводной (а не в исследовательской, как в анализируемом заключении) части экспертизы были перечислены:

«1.13. медицинские документы и материалы дела, представленные эксперту для производства судебно-психиатрической экспертизы, с указанием соответствующих реквизитов».

Исходя из этого требования инструкции, в заключении должны были быть указаны реквизиты следственного органа, расследовавшего уголовное дело № 14610288, а также объем каждого из представленных экспертам двух томов этого дела (количество листов дела, л.д., в каждом томе). Эксперты по непонятным причинам проигнорировали это требование инструкции.

То же следует отнести и к перечню имевшейся в распоряжении экспертов медицинской документации. Из него неясно, в отношении кого велись указанные медицинские документы, когда, каков их объем – то есть также не указаны требуемые реквизиты.

 При изложении методов, использованных ими при проведении анализируемого экспертного исследования, авторы заключения №Б-44/2016 указывают, например, такой, как «медицинское наблюдение» (стр. 2, строки 16-17 сверху). Однако этот метод применим скорее при проведении стационарной экспертизы, где для медицинского наблюдения имеется время, и в ходе анализируемого исследования не использовался.

 Кроме того, обратим внимание на указания экспертов при перечислении якобы использованных ими методов: «…анализ имеющихся симптомов психических расстройств… в сочетании с анализом данных соматоневрологического состояния…» (стр. 2, строки 17-19 сверху).

Однако в тексте заключения №Б-44/2016 отсутствует какой-либо фрагмент, который можно было бы трактовать как аналитическую, то есть собственно экспертную часть. Никакой анализ изложенного материала экспертами не проводился, он попросту отсутствует в тексте заключения. Это является прямым нарушением требования «Инструкции…», изложенного в разделе 2. Исследовательская часть, пункте 2.3.16:

«2.3.16. Клиническое исследование завершается систематизацией выявленных клинических феноменов, их психопатологической квалификацией для целостного анализа, соотнесения с общепризнанными международными критериями диагностики».

Обращает на себя внимание тот факт, что экспертами нигде в тексте исследовательской части заключения не сделано ни одной ссылки на материалы уголовного дела. Они излагаются экспертами с единственной ничего не значащей преамбулой «Как видно из материалов уголовного дела…» (стр. 5, строка 1 сверху). По каким именно документам излагают эксперты другие сведения об анамнезе и катамнезе Китасова Е.В., также неясно именно ввиду отсутствия ссылок (стр. 2-4 заключения).

Между тем действующая «Инструкция…» в разделе 2. Исследовательская часть, пункте 2.2.6 недвусмысленно предписывает экспертам:

«2.2.6. При ссылке на ту или иную информацию обязательно указание источника ее получения с приведением при пользовании материалами уголовного или гражданского дела номеров страниц и тома этого дела. Приводя данные характеристик, показаний свидетелей и иных источников, необходимо избегать формулировок, затрагивающих честь и достоинство подэкспертного, а также других лиц».

Подобный подход экспертов-авторов заключения №Б-44/2016 к изложению важнейшей в аспекте данной экспертизы информации ставит под сомнение достоверность проведенного ими исследования в целом.

В целом материал анализируемой экспертизы излагается авторами в пользу одной, заведомо ошибочной концепции: об отсутствии каких-либо психических расстройств у подэкспертного Китасова Е.В. на момент проведения исследования.

Так, экспертам было известно, что ранее, в 2000-м году, подэкспертному Китасову Е.В. проводилась стационарная судебно-психиатрическая экспертиза как обвиняемому в ряде преступлений против личности, он был признан страдающим временным психическим расстройством – реактивным психозом с аффективно-бредовыми расстройствами на органической основе – последствия контузий, перенесенных во время боевых действий. Китасов Е.В. признавался неспособным понимать общественную опасность своих действий и руководить ими во время совершения инкриминируемых ему деяний, ему назначались судом меры медицинского характера в виде принудительного лечения в стационаре, а затем принудительного диспансерного наблюдения у психиатра, от которого он, по сути, уклонился при переезде из Омска в Кемерово (стр.3, строки 1-32 снизу, стр.4, строки 1-10 сверху).

Диагностировавшееся ранее Китасову Е.В. психическое расстройство психотического регистра, несомненно, склонно к рецидивирующему течению, частым и болезненным обострениям. Оно развилось у Китасова Е.В. на почве органического поражения головного мозга в результате черепно-мозговых травм и контузий, и эта органическая почва никак не изменилась за период отсутствия наблюдения за подэкспертным. Более того, известно, что в период совершения инкриминируемых ему деяний Китасов Е.В. продолжал интенсивно алкоголизироваться, употреблять наркотики, что дополнительно повышало риск развития у него рецидива психического заболевания в юридически значимый период.

Этот более чем значительный массив достоверной информации, прямо противоречащий выводам экспертов об отсутствии у Китасова Е.В. каких-либо психических расстройств на момент проведения исследования, был ими необоснованно проигнорирован. Очевидно, что у экспертов-авторов заключения №Б-44/2016 и не имелось достаточных возможностей для правильной диагностики психических нарушений у подэкспертного в рамках амбулаторной экспертизы. Однако эксперты ограничились недостоверными выводами о том, что никаких психических нарушений не выявили, нарушив тем самым одно из ключевых методологических требований «Инструкции…», которое зафиксировано в пункте 2.2.5 раздела 2. Исследовательская часть:

«2.2.5.  При изложении определяющим является принцип "равноправия" диагностических (экспертных) гипотез, в соответствии с которым недопустимо умаление и тем более игнорирование любой клинически значимой информации в пользу итоговой, конечной диагностической и экспертной концепции. Необходимо приводить всю фактическую совокупность информации, имеющейся в материалах дела».

Ознакомление с вопросами, поставленными перед экспертами следствием, и соотнесение их с полученными выводами вызывает обоснованное недоумение.

Так, вопрос следствия №2 и часть вопроса №1 (о способности- неспособности Китасова Е.В. понимать значение своих действий и руководить ими «в момент совершения преступлений», стр. 1, строки 5-9 снизу) заданы в отношении всех инкриминируемых ему деяний совокупно, тогда как уголовное законодательство формулирует его в отношении конкретного деяния и в юридически значимый период, когда оно было совершено. Очевидно, что эти вопросы следствия сформулированы некорректно, и у экспертов было право либо переформулировать их в соответствии со своими профессиональными познаниями, либо отказаться на них отвечать (с приведением соответствующей аргументации) (пункт 3.6 «Инструкции…» раздела 3. Выводы):

«3.6 в случае, если вопросы сформулированы некорректно (нечетко, не в соответствии с принятой терминологией и т.п.), но смысл их эксперту понятен, то эксперт вправе указать, как он их понимает в соответствии со своими специальными познаниями (но с обязательным приведением первоначальной формулировки)».

Это инструктивное требование также было проигнорировано экспертами без каких-либо оснований.

Итоговая часть (выводы) заключения комиссии экспертов №Б-44/2016 не оформлена авторами в виде ответов на вопросы следствия, а выполнена в виде «свободного изложения». В силу этого уяснить, какой именно фрагмент итоговой части заключения соответствует ответу на тот или иной поставленный следствием вопрос, невозможно. Подобный подход к оформлению экспертных выводов прямо противоречит требованию «Инструкции…», изложенному в разделе 3. Выводы, пункте 3.3:

«3.3 На каждый из поставленных перед экспертом (экспертами) вопросов дается либо ответ, либо мотивированное сообщение о невозможности дачи ответа».

Само содержание экспертных выводов в заключении № Б-44/2016 голословно, бездоказательно и противоречит смыслу обширных фрагментов исследовательской части экспертизы. Выводы экспертов не опираются на какой-либо анализ, они представляют собой произвольное толкование противоречивой информации, изложенной в исследовательской части, а также на некачественно проведенные самими экспертами исследования.

Так, психический статус подэкспертного Китасова Е.В. описан в заключении крайне формально, с обилием расплывчатых и преждевременно оценочных формулировок, по принципу «всё нормально, ничего особенного не найдено» (стр. 6, строки 1-8 снизу; стр. 7, строки 1-12 сверху). Соматоневрологическое состояние подэкспертного, данные о котором особенно актуальны в контексте данной экспертизы, поскольку ему ранее диагностировалось органическое поражение головного мозга, эксперты уложили в несколько столь же формальных строк (стр.6, строки 9-21 снизу), завершив ничего не значащим заключением «Рассеянная неврологическая симптоматика».

06 сентября 2000 года проведена стационарная судебно-психиатрическая экспертиза (4 члена экспертной комиссии), в ходе которой были выявлены сниженный темп психической работоспособности, повышенная утомляемость, трудности с целенаправленной концентрацией внимания, сужение объема и снижение прочности памяти, расслоение мыслительных процессов, что обнаруживает медлительность осмысления, снижение уровня обобщения, бедность и формальность ассоциаций. Индивидуально-психологические особенности характеризуются раздражительностью, вспыльчивостью, склонностью к обострению аффективно-заряженных и труднокорректируемых концепций с опорой на субъективные критерии ожидания недоброжелательного отношения окружающих при собственной недоверчивости, подозрительности в сочетании с негибкостью поведения в стрессовых условиях и неожиданных ситуациях, с легкостью возникновения чувства вины, неуверенностью в себе и неумению принимать самостоятельные конструктивные решения в неблагоприятных ситуациях.

На основании проведенногоисследования эксперты пришли к выводу о наличия у Китасова Е.В. с марта 2000 года временного болезненного расстройства психической деятельности вформе реактивного психоза с аффективной бредовой симптоматикой с патологической интерпретацией прошлых событий и не поддающимися коррекции идеями преследования, сопровождающимися нарушениями критических способностей, страхами, аффективными колебаниями, которые лишают его способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Нуждается в применении принудительных мер медицинского характера в психиатрическом стационаре общего типа для выхода из болезненного состояния. Рекомендовано прохождение повторной стационарной судебно-психиатрической экспертизы.

02 октября 2001 года была проведена повторная стационарная психолого-психиатрическая экспертиза на Китасова Е.В., 1979 г/р., находящегося на принудительном лечении согласно Определению Советского районного суда г. Омска от 9/х-00г. в Омской областной психиатрической больнице. Из акта №525 от 02.10.2001 года известно, что рос и развивался нормально, в школе адаптировался хорошо, учился посредственно. В восьмом классе остался на осень из-за математики, поведение не было примерным, плохо понимал объяснения учителей и посещал занятия, интереса к учебе не испытывал. После 9 класса поступил в ПТУ по специальности автослесарь. В детстве и подростковом возрасте были множественные ЧМТ, в том числе и с потерей сознания по различным причинам. Занимался греко-римской борьбой (кандидат в мастера спорта). В ходе соревнований и тренировок также получал ЧМТ с потерей сознания, рвотой, тошнотой, головными болями.

После службы в горячих точках стал ощущать ненависть к лицам кавказской национальности, ощущал от них опасность и слежку.

При обследовании обнаруживает замедленный темп психической работоспособности, его неравномерность, нарушения концентрации и подвижности активного внимания, снижения кратковременной и долговременной памяти – сужен объем памяти и прочность запоминания, прочность запоминания снижена, выявляется замедленность мышления, уровень обобщения снижен.

Личностные особенности: раздражителен, вспыльчив, вследствие настороженного отношения к окружающим и неустойчивостью самооценки.

По результатам стационарного наблюдения и обследования установлен реактивный психоз с аффективно-бредовыми расстройствами на органической основе – последствия контузий, перенесенных во время боевых действий. Диагноз: органическое поражение ЦНС, травматического генеза. Психоорганический синдром, смешанный вариант с преобладанием паранойальных эксплозивных черт. Признан невменяемым. Рекомендовано амбулаторное принудительное лечение и наблюдение у психиатра.

ВЫВОДЫ:

ВОПРОС 1.

Насколько соответствует представленное экспертное заключение №Б-44/2016 от 18 января 2016 года требованиям законодательства и подзаконных актов, регламентирующих порядок выполнения и оформления результатов судебно-психиатрических (в том числе комплексных) экспертиз?

Заключение комиссии экспертов №Б-44/2016 от 18 января 2016 года по амбулаторной комплексной психолого-психиатрической судебной экспертизе Китасова Евгения Владимировича, 1979 года рождения, произведенное в ГКУЗ Кемеровской области Кемеровская областная клиническая психиатрическая больница, выполнено с нарушением требований ст.6 Федерального Закона № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» в части требования объективности, всесторонности и полноты исследований, а также с противоречием требований, установленными ст.204 УПК РФ. Заключение выполнено с многочисленными нарушениями требований инструктивных документов, регламентирующих порядок выполнения и оформления результатов судебно-психиатрических (в том числе комплексных) экспертиз и обязательных для выполнения экспертами государственных экспертных учреждений (ст.201 УПК РФ, ст.23 ФЗ №73) .

ВОПРОС №2,3.

Соответствуют ли выводы, полученные экспертами при выполнении данного заключения, поставленным перед ними следствием вопросам? Обоснованы ли выводы, полученные экспертами при выполнении представленного заключения?

Выводы эксперта – это мотивированные, научно обоснованные и полные ответы на поставленные перед экспертом вопросы. Выводы эксперта должны носить категоричный характер (Коментарии к ст.204 УК РФ).

В данном случае, в представленном заключении амбулаторной экспертизы, вопросы, поставленные перед экспертами следствием, не могли быть разрешены в условиях амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы, т.к. требовали дополнительных (в том числе инструментальных) исследований Китасова Е.В., а также длительного стационарного наблюдения за подэкспертным ввиду сложности и неоднозначности конкретного клинического случая. Выводы заключения комиссии экспертов №Б-44/2016 не соответствует поставленным следствием вопросам, не содержат последовательную и объективную информацию в рамках указанных вопросов, раздел выводов не выполнен в виде последовательных и полных ответов на вопросы следствия. Заключительная часть экспертизы оформлена в виде «свободного изложения» суждений экспертов, не имеющих научного обоснования. Заключительная часть экспертизы не позволяет уяснить, какой фрагмент соответствует ответу на тот или иной поставленный следствием вопрос. На ряд «составных» вопросов следствия ответы экспертами не даны, некорректно поставленные вопросы ими не переформулированы в соответствии с требованиями законодательства. Выводы, полученные экспертами при выполнении заключения № Б-44/2016 от 18 января 2016 года, голословны, ничем не обоснованы, не опираются на какой-либо анализ и базируются на заведомо ошибочной, априорно избранной экспертами концепции об отсутствии у подэкспертного Китасова Е.В. каких-либо психических нарушений в период совершения инкриминируемых ему деяний без учета и анализа ранее проведенных стационарных судебно-психиатрических экспертиз. Для определения медицинского критерия невменяемости и установления у подэкспертного хронического психического расстройства необходимо назначение и проведение стационарной судебно-психиатрической экспертизы с динамическим наблюдением его. В данном случае, проведенная амбулаторная экспертиза не может отражать данные об объективном психическом состоянии Китасова Е.В.

ВОПРОС №4.

Имеются ли у Китасова Е.В. из представленных документов, какие-либо психические расстройства? Каков их характер, течение и прогноз. Могут ли выявленные психические расстройства свидетельствовать о невменяемости Китасова Е.В. на момент инкриминируемых ему деяний?

По анализу проведенных ранее стационарных судебно-психиатрических экспертиз, у Китасова Е.В. имелись признаки психического расстройства в виде органическое поражение ЦНС, травматического генеза. Психоорганический синдром, смешанный вариант с преобладанием паранойальных эксплозивных черт. За органическое поражение головного мозга травматического генеза свидетельствуют данные в анамнезе неоднократных черепно-мозговых травм, а также наличие контузий при несении службы. Основными симптомами, подтверждающими наличие психического расстройства и психоорганического синдрома, у Китасова Е.В. являются нарушение мышления, расстройства мнестических функций с нарушением всех видов памяти, сужение круга интересов, наличие интеллектуальных нарушений со снижением критики и неадекватной оценке окружающих событий. Наличие подозрительности, бредовых идей, сопровождающиеся агрессивностью и аффективным поведением, ощущение страха, бреда преследования – являются симптомами хронического психического расстройства. В соответствии с медицинскими критериями невменяемости (ст.21 ЦУК РФ), наличие хронического или временного психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики являются обстоятельствами, при которых лицо не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.

У Китасова Е.В. по представленным медицинским документам имеются все признаки хронического психического расстройства, проявляющегося как нарушением мышления, снижением интеллектуальной сферы (необходимо дифференцировать как врожденное, так и наличием психоорганической симптоматикой с преобладанием паранойальных черт и наличием бредовых идей. При данных психических расстройствах Китасов Е.В. мог не понимать, не осознавать и не руководить своими действиями в момент инкриминируемых ему деяний в силу наличия как интеллектуального, так и волевого компонента.

Для уточнения характера имеющихся психических нарушений, постановки психиатрического диагноза и определения уровня нарушений психической деятельности необходима комплексная стационарная судебно - психолого - психиатрическая экспертиза с полным клиническим наблюдением и обследованием Китасова Е.В. с использованием специфических методов, направленных на установления наличия как органического поражения головного мозга (последствия черепно-мозговых травм, контузии и последствия употребления наркотических средств) и  эволютивного дизонтогенеза (психофизиче­ский инфантилизм, легкая – средняя степень олигофрении, психопатии).

На данный момент в наличии так называемая "экспертиза" № Б-44/2016 из Кемерово, подтверждающая вменяемость Китасова Е.В. и его способность находиться в нескольких местах одновременно, две экспертизы и решение суда из г. Омска, подтверждающие невменяемость Китасова Е.В., плюс заключение специалиста, превращающее кемеровскую экспертизу в бумагу для использования только в одном специально отведённом месте, но никак не в суде.

Всем, против кого Китасов Е.В. давал показания, необходимо написать ходатайство на имя следователя Алексеева Д.А. о проведении повторной экспертизы в отношении Китасова Е.В.

А это значит, что в ближайшее время мы увидим как следователь Алексеев Д.А. своими действиями будет доказывать,что кемеровская экспертиза была сделана исключительно в его личных интересах.​

Образец ходатайства о назначении повторной экспертизы в отношении Китасова Е.В. можно скачать здесь.

КОММЕНТАРИЙ ЮРИСТА. ДЕЙСТВИЯ ПРИ ПЕРЕДАЧИ ДЕЛА В СУД.

Суд может отклонить ходатайство о приобщении к делу анализа экспертизы № Б-44/2016.

Но отказать в допросе специалиста не имеет права.

Представитель комиссии, проводившей анализ экспертизы № Б-44/2016, готов вылететь в Кемерово для участия в судном заседании.

УПК РФ Статья 271. Заявление и разрешение ходатайств

 

1. Председательствующий опрашивает стороны, имеются ли у них ходатайства о вызове новых свидетелей, экспертов и специалистов, об истребовании вещественных доказательств и документов или об исключении доказательств, полученных с нарушением требований настоящего Кодекса. Лицо, заявившее ходатайство, должно его обосновать.

2. Суд, выслушав мнения участников судебного разбирательства, рассматривает каждое заявленное ходатайство и удовлетворяет его либо выносит определение или постановление об отказе в удовлетворении ходатайства.

3. Лицо, которому судом отказано в удовлетворении ходатайства, вправе заявить его вновь в ходе дальнейшего судебного разбирательства.

4. Суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон.

 

Выступление специалиста так же является доказательством!

 

На основании п. 3.1 части 2 ст. 74 УПК РФ

показания специалиста, а также заключение специалиста, являются доказательствами по уголовному делу, а способом их получения может быть лишь такое следственное действие, как допрос.

ст. 80 УПК – ЗАКЛЮЧЕНИЕ И ПОКАЗАНИЯ СПЕЦИАЛИСТА

3. Заключение специалиста - представленное в письменном виде суждение по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами.

4. Показания специалиста - сведения, сообщенные им на допросе об обстоятельствах, требующих специальных познаний, а также разъяснения своего мнения в соответствии с требованиями статей 53, 168 и 271 настоящего Кодекса.

 

После выступления специалиста (при первичном отказе принять заключение специалиста) можно повторно заявить ходатайство о приобщении заключения к делу, сославшись, что все вопросы, которые разъяснял специалист в ходе своего выступления, изложены в письменной форме.

Отказ суда в удовлетворении ходатайства в подготовительной части судебного разбирательства не лишает сторону или другого участника возможности повторить то же ходатайство на более поздних этапах судебного заседания.

В последнее время в Кемеровской области очень часто проходят московские проверки в связи с многочисленными нарушениями, в том числе и в правоохранительных органах. Судя по всему работы в этом регионе хватит на долго.

 

30.11.2017 

Поданы ходатайства о проведении дополнительной экспертизы в отношении Китасова Е.В.

 

25.12.2017

ОТКАЗ АЛЕКСЕЕВА Д.А. НА ХОДАТАЙСТВО И НОВАЯ ЖАЛОБА

Чтобы понять, как следователь Алексеев Д.А. пытается уйти от неудобных для него вопросов, необходимо вспомнить текст ходатайства и особое внимание обратить на приложения


Следователю по особо важным делам первого отдела

по расследованию особо важных дел следственного управления

следственного комитета РФ по Кемеровской области Алексееву Д.А.


ХОДАТАЙСТВО
о назначении повторной психолого-психиатрической экспертизы 
в стационарном порядке

В соответствии с п. 2 ст. 207 УПК РФ, в случаях возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта или экспертов по тем же вопросам может быть назначена повторная экспертиза, производство которой поручается другому эксперту.

Одним из доказательств, имеющихся в материалах уголовного дела, являются показания осужденного Китасова Е.В., 1979 г.р., страдающего тяжелым хроническим психическим расстройством, проявляющемся как нарушением мышления, снижением интеллектуальной сферы, так и наличием психоорганической симптоматики с преобладанием паранойальных черт и наличием бредовых идей. 
Из заключения комиссии экспертов от 18.01.2016 № Б-44/2016 (т. 22 л.д. 4-11) следует, что в распоряжении комиссии экспертов, проводивших в отношении Китасова Е.В. амбулаторную комплексную психолого-психиатрическую экспертизу, не имелось Определение от 12 ноября 2001 года Советского районного суда г. Омска о применении в отношении Китасова Е.В. принудительной меры медицинского характера: амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра. При этом то обстоятельство, что по заключению стационарной психолого-психиатрической экспертизы, Китасова Е.В. в момент инкриминируемого деяния следует считать невменяемым, в заключении комиссии экспертов от 18.01.2016 № Б-44/2016 не упоминается.
Не упоминается в заключении комиссии экспертов от 18.01.2016 № Б-44/2016 и тот факт, что согласно Акту стационарной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы от 2 декабря 2000 г. (т. 30 л.д. 258-261), у Китасова Е.В. примерно с марта 2000 г. развилось временное болезненное расстройство психической деятельности в форме реактивного психоза с аффективно бредовой симптоматикой с патологической интерпретацией прошлых событий и не поддающимися коррекции идеями преследования, сопровождающимися нарушением критических способностей, аффективными колебаниями, из которого он полностью не вышел и которое лишает его в настоящее время способности осознавать фактический характер общественно опасных действий и руководить ими. 
Из акта от 02 октября 2001 г. повторной стационарной психолого-психиатрической экспертизы (т. 30 л.д. 262-265), следует, что в настоящее время Китасов Е.В. страдает Органическим поражением центральной нервной системы травматического генеза, психоорганический синдром, смешанный вариант, с преобладанием паранойяльных эксплозивных черт. В момент инкриминируемого ему деяния Китасова Е.В. следует считать невменяемым.
Вместе с тем, данное обстоятельство в заключении от 18.01.2016 № Б-44/2016 также не упоминается, 
Из упомянутых актов заключений стационарной психолого-психиатрической экспертизы следует, что при проведении в отношении Китасова Е.В. психиатрических экспертиз в стационарном порядке, комиссия экспертов приходила к выводу об отсутствии у Китасова Е.В. в период инкриминируемых ему деяний способности осознавать фактический характер общественно опасных действий и руководить ими. 
Однако, данное обстоятельство в заключении комиссии экспертов от 18.01.2016 № Б-44/2016 не упоминается, в связи с чем имеются основания полагать, что при проведении данной экспертизы у комиссии экспертов отсутствовали важные документы и медицинские сведения, способные повлиять на экспертные выводы.

Согласно заключению комиссии специалистов от 16.11.2017 г., возглавляемых Пиголкиным Ю.И. (член-корреспондентом РАН, профессором, имеющим высшее медицинское образование, специальную подготовку по судебной медицине, ученую степень доктора медицинских наук, высшую квалификационную категорию, сертификат специалиста и стаж работы по специальности с 1975 года), амбулаторная экспертиза, результатом которой явилось заключение комиссии экспертов от 18.01.2016 № Б-44/16, которым Китасов Е.В. признан вменяемым, проведена с грубейшими нарушениями как экспертных методик, так и требований нормативных актов в области проведения подобных экспертиз. При этом главный вывод комиссии специалистов заключается в том, что сделать выводы, указанные в заключении комиссии экспертов от 18.01.2016 № Б-44/16, учитывая наличие у Китасова Е.В. вышеуказанных психических расстройств, в условиях амбулаторной экспертизы невозможно. Подобные выводы можно было сделать только в условиях стационарной экспертизы.

Учитывая вышеизложенные обстоятельства, а также заключение одних из самых авторитетных специалистов в области судебной психиатрии, возникают вполне обоснованные сомнения в обоснованности заключения комиссии экспертов от 18.01.2016 № Б-44/2016.

В связи с изложенным, руководствуясь УПК РФ,

ПРОШУ:

1. Приобщить к материалам настоящего уголовного дела: 
- копию определения Советского районного суда г. Омска от 12 ноября 2001 г. 
- копия заключения специалиста от 16.11.2017 г.

2. Назначить по данному уголовному делу повторную комплексную психолого-психиатрическую экспертизу в стационарном порядке.

Приложение:


1. Копия определения Советского районного суда г. Омска от 12 ноября 2001 г. 
2. Копия заключения специалиста от 16.11.2017 г.

В своём ответе следователь Алексеев Д.А. сделал абсолютно безграмотную попытку отвергнуть анализ, подтверждающий фиктивность кемеровской экспертизы и при этом ни слова не написал об определении Советского районного суда г. Омска от 12 ноября 2001 года.

Именно эти данные о состоянии здоровья Китасова Е.В. следователь Алексеев Д.А. умышленно скрыл от кемеровских экспертов и сейчас всеми силами препятствует приобщению этого юридически очень значимого документа к материалам уголовного дела. 

Следователь Алексеев Д.А. отлично понимает, чем грозит ему приобщение этого документа к материалам уголовного дела!

Кроме этого Алексеев Д.А. утверждает, что временное психическое расстройство Китасова Е.В. закончилось в следствии эффективных лечебно-реабилитационных мероприятий. 

Но в материалах уголовного дела сказано, что Китасов Е.В. не обращался к психиатрам после назначения принудительного амбулаторного лечения. Более того, в показаниях абсолютно всех знакомых Китасова Е.В. утверждается, что всё это время, с 2001 года (!!!), Китасов Е.В. злоупотреблял алкоголем и наркотиками. 

Так на чём основано утверждение следователя Алексеева Д.А.?

Для всех, кто проходит по этому уголовному делу, подготовлена очередная жалоба на незаконное бездействие следователя Алексеева Д.А. на имя Руководителя Следственного управления Следственного комитета РФ по Кемеровской области Коновод А.А.

Необходимо распечатать её и подать в канцелярию Следственного управления Следственного комитета РФ по Кемеровской области со всеми приложениями, которые у вас уже есть.

 

06.02.2018

Получен ответ на жалобу Руководителю СУ СК по Кемеровской области.

Ответ подписан заместителем руководителя первого отдела по расследованию особо важных дел Станченко С.А.

Как и в ответе следователя Алексеева Д.А., ни слова не сказано о приобщении к материалам уголовного дела определения Советского районного суда г. Омска от 12 ноября 2001 г.

Именно этот документ опровергает выводы кемеровских экспертов в отношении вменяемости Китасова Е.В. и именно эти данные о состоянии здоровья Китасова Е.В. следователь Алексеев Д.А. умышленно скрыл.

На данном этапе, дело "банды киллеров" находится в прокуратуре для утверждения обвинительного заключения.

Осталось совсем недолго подождать и мы узнаем, кто из Прокуратуры Кемеровской области прикрывает незаконные действия следователя Алексеева Д.А. 

  • Одноклассники Social Иконка
  • Vkontakte Social Иконка
  • Facebook Social Icon
  • Twitter Social Icon
  • Instagram Social Иконка
  • Google+ Social Icon
  • LinkedIn Социальные Иконка

© 2017-2019  www.realkemerovo.net

Количество просмотров: