Под колёсами правосудия

25.06.2019

Источник: INTERNATIONAL INFORMATION AGENCY "CBS MEDIA"

Свидетельство о регистрации СМИ: ИА № ФС 77 – 67183 от 30 сентября 2016 года.

 

Парадоксальная, казалось бы, ситуация сложилась в России: страх людей перед полицией сильнее страха перед преступниками.

Чтобы понять, почему всё так, достаточно взглянуть на  уголовное дело № 14610288, ключевую роль в котором сыграл следователь СУ СК РФ по Кемеровской области Дмитрий Александрович Алексеев.

Следователь Алексеев

Началась эта история в 2009 году, когда  руководитель кемеровского клуба Айкидо «Сэй Шин» Андрей Петрович Синюков выступил в роли основного свидетеля обвинения против местных кемеровских «оборотней в погонах», и по итогам этого дела несколько высокопоставленных сотрудников правоохранительных органов оказались за решёткой. Неудивительно, что вскоре ему пришлось столкнуться с попыткой свести с ним счёты при помощи явно сфабрикованного дела — согласно версии обвинения, Синюков, давая показания против пользующихся своим служебным положением преступников, в это же время создавал банду. Какие могут быть сомнения в подоплеке предъявленных ему обвинений?

Андрей Петрович Синюков

Не остались в стороне и люди, которые были с ним так или иначе связаны…

Андрей Гернер: лес рубят — щепки летят
 

Учитель физкультуры и ведущий группы оздоровительной гимнастики на базе кемеровского клуба айкидо Андрей Леонтьевич Гернер, коллега Синюкова — один из тех, кто попал под колёса российского правосудия в лице следователя Алексеева. В 2015 году он был арестован по подозрению в покушении на убийство Фахрата Элдаровича Валиева, который в 2012 году обратился в больницу с ранением плеча неизвестной природы.

Как вдруг получилось, что спустя три года Валиев внезапно опознал своего несостоявшегося убийцу — вопрос риторический: чтобы составить представление о доказательной базе дела, достаточно бегло ознакомиться с его материалами.

Заметные невооружённым взглядом  несостыковки в показаниях Валиева доходят до абсурда. Так, в 2012 году он утверждал, что на него напал рыжеволосый мужчина, в то время как Гернер — вовсе не рыжий; сначала он заявил, что на него напали на проспекте Ленинградский, у дома 24 «а», а потом изменил свои показания и перенёс место действия к дому 40 «б»; в 2012 году он говорил о том, что был ранен из травматического оружия, а потом начал утверждать что в него стреляли из боевого пистолета (гильз на предполагаемом месте нападения не нашли).

Андрей Гернер с семьёй

Ещё больший градус нелепости этой истории придаёт то, что Валиев вместе с сыном тренировался у Синюкова и знал Гернера задолго до нападения, поэтому что мог сразу заявить, что на него напал Гернер. Однако в заявлении 2012 года Валиев указывает, что  нападение на него совершил некий неизвестный. И лишь в 2015 году Валиев поменял показания и стал утверждать, что это был Гернер.

Что пообещали или чем пригрозили Валиеву и его сожительнице, которая также изменила свои первоначальные показания в известную сторону — мы, скорее всего, никогда не узнаем. Зато нам известно, кто подтвердил их показания и на чьём честном слове держится выстроенная Алексеевым картина событий. Это Евгений Владимирович Китасов.

Шаткая основа обвинения

«Содействие» Китасова следствию обернулось для него колонией строгого режима на ближайшие 16 лет. Говорят, он вполне удовлетворён сложившейся ситуацией. Сложно сказать, насколько он осознаёт свою роль в данном деле — неоднократные черепно-мозговые травмы, полученные во время боевых действий и занятий греко-римской борьбой, не могли не сказаться на его душевном состоянии. В 2001 году уже он проходил по ст. 162 УК РФ, был признан невменяемым и отправился на принудительное лечение.

Обвинение против Андрея Гернер было от начала до конца выстроено на основании слов Китасова, которого по такому случаю срочно признали вменяемым, проведя этакое экспресс-обследование и уложившись в семь часов вместо положенного клинического обследования. При этом, согласно проведённому член-корреспондентом РАН, доктором медицинских наук Юрием Ивановичем Пиголкиным анализу экспертизы,  органическая почва нарушений работы мозга Китасова никак не могла разительно измениться с 2001 года. Более того, злоупотребление спиртным и наркотиками могло ухудшить его состояние. О каком внезапном признании вменяемым даже без стационарного обследования здесь можно говорить?

Вот что по этому поводу может сказать Шилова Марина Алексеевна, кандидат медицинских наук, врач, судебно-медицинский эксперт высшей категории, доцент по специальности «судебная медицина».

Имеющийся анамнез (история развития) Китасова указывает на наличие у Китасова хронического психического нарушения, которое требует назначения только стационарной судебно-психиатрической экспертизы. Имеющееся заключение амбулаторной экспертизы полностью противоречит положениям статьи 204 УК РФ, которая подразумевает установленные законодательством требования к выводам эксперта, а именно: объективность, научная обоснованность, и полнота представленных исследований.

Выявленные признаки хронического психического расстройства  у Китасова Е.В. требуют назначения только стационарной судебно-психиатрический экспертизы, так как в соответствии со статьей 21 УК РФ являются медицинскими критериями состояния невменяемости, которые отражают невозможность понимания, осознания и возможности давать объективную оценку совершаемых деяний и поступков.

Китасов по всем медицинским и юридическим критериям, описанным симптомам, имел признаки хронического психического расстройства в силу перенесённых множественных и неоднократных черепно-мозговых травм и в соответствии со статьёй 21 УК РФ должен быть признан лицом невменяемым.

Есть в заключении кемеровских «специалистов», признавших Китасова вменяемым вопреки его медицинскому анамнезу, и другие вызывающие вопросы моменты. Причём хорошие такие, фундаментальные вопросы.

Так, в документе говорится, что он служил в Чечне с 1999 по 2010 годы — и, даже если проигнорировать тот факт, что контртеррористическая операция в Чеченской республике закончилась в 2009 году, материалы уголовного дела по инциденту с его участием в Омске как бы намекают нам, что ему назначили амбулаторное лечение в 2001 году уже после года принудительного лечения. Получается, Китасов раздвоился и существовал параллельно самому себе в двух разных точках пространства?

Оставим ответ на этот вопрос на совести тех, кто проводил экспертизу нашему свидетелю и обратим внимание на его показания, основанные на… догадках. В материалах с очной ставки от 03.02.2016 говорится следующее:

Затем в один из дней осени, сентябрь либо октябрь 2011, либо 2012 года, в тот момент, когда он находился вместе с Титовым в ТЦ «Я», ему на мобильный телефон позвонил либо Гернер, либо Павликовский и произнес кодовую фразу: «мы пиво пьем», что означало успешно выполненную договорённость по убийству Валиева…

Валиев, правда, отделался лёгкими телесными повреждениями, так что говорить об «успешно выполненной договорённости» сложно, а голословное утверждение о кодовой фразе из уст больного, у которого были диагностированы идеи преследования, звучит не очень-то весомо. Да и дальнейшее заявление с той же очной ставки, что Андрей Гернер, который не имеет ни водительских прав, ни навыков, должен был играть роль водителя в данном преступлении, доверия не внушает.

И вот на такой шаткой основе усилиями следователя Алексеева и его коллег возвышается вся история с Синюковым и людьми, невольно принявшими на себя роль тех самых щепок, которые летят, когда лес рубят.

Взглянем поближе на «лесорубов»?

Подтверждений прямой подтасовки фактов в истории Синюкова и связанных с ним людей со стороны Дмитрия Александровича Алексеева имеется предостаточно. Не последнюю роль в этой истории сыграли старший оперуполномоченный Отдела по борьбе с организованной преступностью ГУ МВД РФ по Кемеровской области Алексей Григорьевич Прокопец и прокурор Александр Владимирович Андрющенко, который, выступая перед присяжными 4 июня 2019 года по делу № 14610288, во всей красе продемонстрировал свой «профессионализм», осыпав присяжных градом ложной информации.

Согласно официальным данным, единственным учредителем клуба Айкидо был Денис Титов, который и зарегистрировал клуб в 2005 году. Именно Денис Титов и назначил Андрея Синюкова руководителем клуба в 2011 году, и соответствующие документы были представлены присяжным заседателям. Но, согласно версии следователя, А.П. Синюков организовал «банду» в период с 2008 по 2010 годы являясь «президентом» никогда не существовавшей Федерации Айкидо «Сэй Шин».

Более того, Андрющенко также пытался убедить присяжных заседателей именно в том, что в ходе судебного разбирательства было представлено «множество документов» несуществующей Федерации Айкидо Айкикай «Сэй Шин» и о «президенте» этой несуществующей организации в лице А.П. Синюкова.

Кстати, относительно спорта  как такового Андрющенко выдал запоминающийся перл, проведя параллели между футболом и участием в незаконных бандформированиях.

Но приведу такой пример: в любой командной игре, будь то футбол, будь то хоккей, регби, либо ещё какие-то виды спорта именно командная игра позволяет достичь того или иного результата. Казалось бы, даже результат  обычного вратаря, который не забивает мяч в ворота противника… но тем не менее этот вратарь также действует во благо, во имя достижения цели всей команды. Поэтому я считаю, что доказательства существования банды под руководством Синюкова, доказательства совершения этой бандой преступлений, а также доказательства совершения преступлений иными лицами, не входящими в состав этой банды, установлены и подтверждены.

В качестве ещё одного аргумента, который должен был убедить присяжных в виновности Синюкова, он предъявил обращение по имени-отчеству.

Обращает на себя внимание один интересный момент: можете вы сейчас вспомнить, какие отчества имеют Кельм Вячеслав, Гернер Андрей <…>? А вот отчество Синюкова вам хорошо известно. При даче показаний как подсудимые, так и свидетели очень часто называли его «Андрей Петрович», что на мой взгляд говорит об особом отношении к этому человеку.

Почему уважительное обращение было расценено, как «интересный момент», играющий некую важную роль в данном деле, сказать сложно.

Причудливые толкования фактов — не единственное, чем примечательно это дело. Так, в ходе своего выступления перед присяжными 4 июля Андрющенко и вовсе заявил следующее:

Вспомните, как сказал Павликовский отвечая на вопросы адвоката Суховеева, — я почувствовал, что я в банде.

Фигурант дела Лев Павликовский, ещё один «помощник» следствия, отвечая на заданные А.Б. Суховеевым вопросы в присутствии присяжных заседателей ранее заявлял как раз обратное, отрицая факт принадлежности к банде, а не подтверждая его, как пытался доказать прокурор. То есть, присяжным пытались подсунуть заведомо ложную информацию.

Интересен также тот факт, что Павликовский поддерживал связь и с уже упомянутым Китасовым, и с Прокопцом. А ещё интереснее звучит запись состоявшегося в марте 2019 года в ходе одного из допросов диалога Прокопца и Вячеслава Кельм, ещё одного фигуранта данного дела: и подтверждение этой связи, и неуклюжие попытки замять вопрос о неадекватности Китасова заставляют глубоко задуматься…

Кстати, Прокопцу, как и Алексееву, громкое дело подарило повышение — он был назначен на  пост замначальника Отдела по борьбе с организованной преступностью  УУР ГУ МВД РФ по Кемеровской области. Но длился его триумф недолго, на сегодняшний день А.Г. Прокопец снят с должности и материалы в отношении него и кемеровских экспертов Е.Ю. Некипеловой и А.В. Мелкова, которые  вынесли заведомо ложное заключение о присутствии голоса А.П. Синюкова на аудиозаписи, относящейся к материалам дела, по заявлению А.П. Синюкова переданы в Следственный комитет Кемеровской области.

Алексей Григорьевич Прокопец

Станет ли это подвижкой к справедливому решению данной истории?..

Эффект карточного домика

Амбиции Алексеева, которому жизнь была не мила без звания майора, Прокопца с его мечтами о повышении, пустослова Андрющенко поставили под удар не только самих фигурантов дела, но и их близких, привычная жизнь которых рушится, словно карточный домик.

 

Сегодня Андрей Гернер не может поддержать супругу, больную раком IV стадии — его жена, Светлана Трахан недавно перенесла тяжёлую операцию по удалению поражённой опухолью ключицы и неудачную установку протеза, после чего осталась практически беспомощной. Открытое письмо с просьбой освободить его под подписку о невыезде повисло в воздухе.

 

Тяжёлая ситуация сложилась и в семье: Вячеслава Кельм, который до задержания работал администратором на автомойке — пока тот находился за решёткой, его сын оказался в больнице и перенёс операцию на сердце.

Семья Кельм

Светлана Трахан и Юлия Кельм говорят о многочисленных нарушениях закона со стороны Алексеева: шантаж путём запрета на свидания и прямых угроз, принуждения к самооговору, запрет на ознакомление с материалами дела. Факт применения силы и шантажа относительно Вячеслава Кельм подтверждают слова бывшего сотрудника полиции Романа Юрьевича Чернышова.

Вот поэтому мы и боимся людей в форме, вот поэтому мы и не доверяем им: слишком часто служебное положение развязывает им руки, позволяя походя рушить чужие судьбы, а круговая порука, которая царит в правоохра… нет, вернее будет сказать — правонарушительных органах, не позволяет призвать к ответственности тех, кто готов на всё ради продвижения по карьерной лестнице.

Остаётся надеяться лишь на то, что общественный резонанс подарит этой истории финал, которого заслуживает каждый из её участников.

Оригинал статьи

Аудиозаписи и другие подробности

  • Одноклассники Social Иконка
  • Vkontakte Social Иконка
  • Facebook Social Icon
  • Twitter Social Icon
  • Instagram Social Иконка
  • Google+ Social Icon
  • LinkedIn Социальные Иконка

© 2017-2019  www.realkemerovo.net

Количество просмотров: